История прихода

Небольшой рыбацкий посёлок Териоки (швед. Terijoki, от искажённого фин. Tervajoki — Смоляная река) у места впадения Жемчужного ручья в Финский залив.
Первое упоминание в документах о Териоках датируется 1548 годом, когда по указу шведского короля Густава Ваза, в числе нескольких казненных в Выборге контрабандистов оказался Антти из Териок.

В XVI веке деревня Териоки относилась к волости  Уусикиркко  (современный посёлок Поляны). В первой половине XVII века в Териоки было 29 дворов.

карта 1743

В 1721 году Северная война закончилась Ништадским миром. Новая граница России на Карельском перешейке установилась северо-западнее Выборга и земли Старой Финляндии, где находилась деревня Териоки, отошли к Российской Империи и Карельский перешеек стал Выборгской провинцией Санкт-Петербургской губернии, а затем и Выборгской губернией. Через поселение проходил почтовый тракт на Выборг.

Швеция объявила войну России в марте 1741 года, надеясь одержать реванш за утраченные земли. Эта война вскоре закончилась очередным поражением Швеции и повторной оккупацией Финляндии русскими войсками. В итоге в 1743 году по заключении мира в городе Або (Турку) новая   граница установилась по реке Кюмийоки. Таким образом Россия продвинула свои границы еще глубже в Финляндию.

После раздела сфер влияния между Наполеоном и Александром I в Тильзите (1807) Выборгская губерния, щедрым жестом русского императора была отдана Финляндии, ставшей с 1811 года «великим княжеством Финляндии», пользовавшимся существенной автономией.

В 1870 году, после открытия Финляндской железной дороги и строительства первого деревянного вокзала, в этих местах стали появляться многочисленные дачи. Посёлок быстро рос, летом его население доходило до 10 тысяч человек. Многие петербуржцы приобретали здесь участки земли и поселялись на весь год.

В 1887 году из 2972 человек постоянного населения было 40% русских и 19 из 23 улиц имели русское название, было 9 финских и 12 русских магазинов.

В 1907 году в Териоках было 1400 дач. Летом приезжало 55 тысяч дачников. Основную массу владельцев и арендаторов дач на рубеже 19-20 веков составляли купцы, промышленники, зажиточное дворянство и чиновники из Санкт-Петербурга, столичная интеллигенция; адмирал С. О. Макаров, В. В. Вересаев, Н. Г. Гарин-Михайловский, М. Е. Салтыков-Щедрин, учёные И. П. Павлов , Д. И. Менделеев, П. Ф. Лесгафт, режиссёр В. Э. Мейерхольд, поэт А. А. Блок с женой Любовью Дмитриевной. С Териоками связаны страницы жизни и творчества многих деятелей русской культуры — Л. Андреева, М. Горького, В. Серова, И. Репина, К. Чуковского, А. Ахматовой…

В 1913 году открылись почта, телеграф, телефонная станция, появилось электричество, торговали 84 русских и финских магазина и лавки. С Санкт-Петербургом Териоки связывала железная дорога. За день проходило 10 поездов.

б декабря 1917 года Сенат Финляндии принял декларацию независимости. В середине мая 1918 года в результате Первой советско-финской войны Териоки отошли к Финляндии.

После закрытия границы Териоки оказались в трудном положении, усугубляемым экономическим кризисом. Прежние «господа» жили в еще более трудном положении, чем местное население, изыскивая средства к существованию продажей имущества, уроками музыки, языков и пр.

В результате Советско-финской войны 1939—1940 гг. Териоки вместе со всем Карельским перешейком отошли СССР.
Указом Верховного Совета РСФСР от 22 октября и решением Ленгорисполкома от 4 ноября 1946 года Териокам был присвоен статус города.
По Указу Президиума Верховного Совета РСФСР от 21 августа 1946 был организован Курортный район Ленинграда, с центром в Териоках. В состав района были включены-  город  Териоки, курортные поселки — Репино, Комарово, Ушково, населенные пункты  — Молодежное,  Серово, Смолячково.
В 1948 году Териоки получили своё современное название — Зеленогорск.

             Строительство православного храма.
В 1880 году почётный житель Петербурга, купец Андрей Иванович Дурдин построил на своём земельном участке первую летнюю церковь. Небольшой шатровый деревянный храм в северном стиле, изящно украшенный резьбой, был возведён по проекту архитектора Фёдора Семёновича Харламова на Церковной улице (Kirkonkatu). Сегодня это угол Приморского шоссе и улицы Связи.
Высота здания составляла около 20 метров, а площадь — чуть более 60 кв. метров. По благословению митрополита Санкт-Петербургского, Новгородского и Финляндского Исидора (Никольского) церковь освятили 6 августа 1880 года во имя Казанской иконы Божией Матери. Службы в ней проводились только в летние месяцы. Формально териокская церковь была приписана к Никольской церкви в Райволе (Рощино), но содержался храм на средства прихожан и церковного старосты А. И. Дурдина.

Прот. Константин Ветвеницкий

Прот. Константин Ветвеницкий

Духовное попечение о православных жителях совершал постоянно проживавший летом в Териоках протоиерей Константин Иоаннович Ветвеницкий.

В 1888 году скончался Андрей Иванович Дурдин, и заботы о Казанской церкви приняли на себя вдова покойного храмоздателя Мария Исидоровна и старший сын Иван Андреевич. Небольшой по размеру храм поначалу удовлетворял духовные потребности немногочисленного населения, но по мере увеличения прихожан появилась потребность в его расширении.
В 1894 году Иван Андреевич увеличил площадь храма более чем вдвое.  Церковь перестраивалась под руководством архитектора Юлия Фёдоровича Бруни, который украсил её великолепной колокольней в старомосковском стиле.

Дурдинская церковь

2 и 3 июля 1894 года богослужения в храме провёл архиепископ Финляндский и Выборгский Антоний (Вадковский), а в 1895 году архиепископ Антоний возглавил богослужения на престольный праздник 7 и 8 июля.

К 1898 году Иван Андреевич вновь подверг храм капитальной перестройке, сделав из летней дачной церкви вполне тёплый зимний храм, вмещавший более тысячи молящихся. До этого службы на Рождество Христово и Пасху совершались в Русской школе, открытой в 1889 году благодаря усердиям отца Константина.

 

Так как в Териоках к этому времени появилось значительное оседлое русское население, остававшееся и на зиму, Казанская церковь получила статус самостоятельного прихода с постоянным причтом.
Настоятелем церкви был назначен протоиерей Петр Поташёв.
Перестроенный храм был освящён 17 мая 1898 года архиепископом Финляндским и Выборгским Антонием (Вадковским). Богослужение было совершено владыкой Антонием соборно с сонмом  петербургского и местного духовенства — протоиереев К. И. Ветвеницкого, Г. И. Розанова (благочинного Райвольского округа), А. В. Рождественского и священников А. Ф. Федотова и Л. А. Лесницкого. Ещё большую торжественность этому богослужению придавали придворный протодиакон Громов с диаконами Голубевым и Журавлевым. Вместо причастного стиха протоиерей Константин Ветвеницкий, семнадцать лет служивший при этой церкви, произнёс слово, как всегда исполненное глубокой сердечности и назидательности. По окончании богослужения от лица прихожан С. Н. Захаровым были прочитаны благодарственные адреса с преподнесением икон высокопреосвященному Антонию и благоукрасителям — Марии Исидоровне и Ивану Андреевичу Дурдиным. Высокопреосвященный архипастырь, с благодарностью приняв подношение — икону своего небесного покровителя, преподобного Антония Печерского, соблаговолил оставить её в этом же храме, как напоминание своей духовной связи с любимой паствой. Преподав всем и каждому свое архипастырское благословение, владыка проследовал на дачу М. И. Дурдиной, где накрыт был с чисто русским гостеприимством стол, за которым собралось всё лучшее териокское общество.
В 1901 году скончалась Мария Исидоровна Дурдина, и в начале XX века старостой церкви стал младший сын Николай Андреевич.

5 декабря 1907 года деревянная церковь сгорела. Под храм была переоборудована находившаяся напротив летняя дача Дурдиных. Временную церковь освятили 21 февраля 1908 года.

При обсуждении вопроса о постройке нового каменного храма возник спор о месте строительства. Мнения разделились. Одни прихожане во главе с церковным старостой Николаем Андреевичем Дурдиным настаивали на прежнем участке, на котором была построена сгоревшая церковь. Другие же, на стороне которых был и настоятель храма протоиерей Петр Поташёв, — за участок Василия Семеновича Колодяжного, что был в 500 метрах западнее.
Епархиальное начальство постановило строить храм на новом участке, так как он был просторнее, площадью 4300 квадратных сажень, располагался на возвышенности и был ближе к центру Териок, чем меньший по площади (267 квадратных сажень) участок Дурдиных.
Недовольные этим решением Епархиального начальства, Николай Дурдин и его сторонники подали жалобу Святейшему Синоду.
Рассмотрев жалобу, Святейший Синод оставил ее без удовлетворения, однако поручил Епархиальному начальству устроить в молитвенную память о созидателях первого храма в Териоках небольшую деревянную церковь на старом месте, где почти тридцать лет стоял прежний храм. Новый храм должны были посвятить в честь святых, имена которых носили первые храмоздатели Андрей Иванович и Мария Исидоровна Дурдины, но из-за лихолетья начала XX века осуществить это не удалось.

Новый участок стоимостью 18 000 рублей приобрели на пожертвованные для этой цели деньги; причём 15 500 рублей из этой суммы внёс петербургский купец 2-й гильдии Даниил Тимофеевич Игумнов, державший винные погреба и трактиры.

Закладка нового каменного храма в честь Казанской иконы Божией Матери была совершена в 1910 году, в память 200-летия завоевания города Выборга императором Петром I.
В 1912 году старостой церкви стал Владимир Тимофеевич Марков, потомственный почётный гражданин, коммерсант, занимавшийся, в частности, и строительством.

Н. Н. Никонов

Н. Н. Никонов

 

Церковь строилась по проекту епархиального архитектора Николая Никитича Никонова, который спроектировал в том числе церковь Серафима Саровского на Серафимовском кладбище, Иоанновский женский монастырь на Карповке, часовню Тихвинской иконы Божией Матери в Кронштадте.

 

Целым рядом церковных торжеств сопровождались отдельные этапы возведения церкви.
8 июля 1913 года в присутствии Высокопреосвященного Сергия, архиепископа Финляндского был поднят главный крест на средний купол храма. 14 сентября были подняты другие девять крестов, что совпало с празднеством 1600-летия издания миланского эдикта императора Константина Великого и праздником Воздвижения Честного Креста Господня.
Все кресты на главах были обиты красной медью, а по меди позолочены червонным золотом. Кресты – дар С. И. Пугачева, А. И. Резановой, А. И. Шалимова, И. Г. Дрябина и А. В. Бочкова.
Главы были покрыты алюминиевым порошком, от чего имели серебристый цвет. Работу по окраске глав и куполов выполнил бесплатно (в дар) М. М. Никитин.
Высота колокольни с крестом — до 23 сажень (49 метров). От креста колокольни, по её корпусу, был устроен громоотвод (средствами А. М. Александрова), выполненный известной фирмой Сан-Галли.
27 октября 1913 года состоялось поднятие колоколов, общий вес которых составлял 561 пуд (более 9 тонн), вес же главного колокола — 305 пудов (5 тонн). Это событие вызвало общую радость всех местных жителей, не только русских, но и финнов: «У нас теперь звон, — говорили они, — как в городе». Колокола — дар А. М. Александрова, Н. А.Шитова и А. И. Резановой.

Иконостасы всех трёх алтарей устроены по проекту гражданского инженера В. Ф. Иванова, иконы в иконостасе были выполнены художником Павлом Розановым, братом известного философа. Иконостасы и иконы — дар А. М. Александрова.

 

Главное паникадило в византийском стиле было изготовлено в Петербурге фирмой Морозова и, судя по расходам, являлось единственным такого рода в церквях Финляндской епархии (дар А. И. Иванова).
Главный мраморный престол и жертвенник — дар А. А. Любищева.
Стоимость всей постройки — 150 000 рублей и оборудования — 30 000 рублей, долгов за церковью по постройке оставалось около 10 000 рублей.

Храм был оснащён роскошной церковной утварью, церковными книгами, а для церковного хора была создана богатая нотная библиотека.

1910-ые (3)Многоглавая церковь с высокой колокольней  (49 метров вместе с крестом) в московско-ярославском стиле XVI века, с тем различием, что устранена пестрота окраски, и вся церковь снаружи оштукатурена и окрашена в один белый цвет.  По проекту предполагалось расписать храм изнутри, но началась Первая мировая война, и этим планам осуществиться не удалось. Вместимость храма по  расчету архитектора на 800 человек, в действительности вмещает до 1 500  человек.

 

19 октября 1914 года был освящён малый придел в честь преподобного Сергия Радонежского.
9 августа 1915 года был освящён малый придел в честь Святителя Николая Чудотворца.

5 (18) июля 1915 года архиепископ Финляндский Сергий (будущий Патриарх Московский и всея Руси) в сослужении многочисленного духовенства совершил освящение главного престола в честь Казанской иконы Божией Матери.
При встрече владыки Сергия отец Петр Поташёв произнёс речь*  о значении этого радостного события, а Константин Степанович Богданов от имени всех прихожан поднёс владыке на молитвенную память и в благодарность за понесённые им труды и заботы панагию с Казанской иконою Божией Матери.

Торжество освящения посетили финляндский генерал-губернатор Ф. А. Зейн  и многочисленные гости из Выборга и Петрограда.  В конце литургии владыка Сергий в своём слове приветствовал прихожан храма с настоящим торжеством и указал на высокую задачу каждого христианина устроить самого себя в живую церковь Божию, полную света и любви. По окончании литургии от лица всех прихожан была выражена глубокая благодарность главному жертвователю А. М. Александрову с поднесением адреса и иконы. К этому же дню присоединено по желанию некоторых из прихожан и другое домашнее торжество и поднесена икона и адрес церковному старосте В. Т. Маркову по случаю служения им в этой должности более трёх лет.

28 сентября 1911 года,  во время строительства храма скончался териокский благотворитель Даниил Игумнов, завещавший православному приходу и Русской школе большой капитал и несколько земельных участков с дачами для устройства в них технических классов — столярных, слесарных, переплётных, швейных и прочих. Он был похоронен под спудом церкви с северной стороны, а в середине 80-ых годов прах Даниила Тимофеевича был перенесён из разрушившегося от времени склепа и перезахоронен на Зеленогорском кладбище.
Настоятель Петр Поташёв скончался 1 (14) октября 1917 года и был похоронен под спудом церкви с южной стороны. Заменил его прибывший из Савонлинны священник Григорий Светловский.

Прот. Григорий Светловский

После провозглашения независимости Финляндии в 1917 году Финляндская автономная церковь первое время относилась к Русской православной церкви Московского патриархата, но с 1923 года перешла под омофор Вселенского Константинопольского патриарха и приняла григорианский календарь (новый стиль). Одним из тех, кто не согласился служить по новому стилю, был настоятель Казанской церкви, протоиерей Григорий Светловский.

Двадцатые годы прошлого века выдались весьма тяжёлыми для православного прихода в Териоках.

 

Колонна кронштадтских беженцев на вокзале в Териоках.

В начале марта 1921 года вспыхнуло вооруженное восстание в Кронштадте. В ночь на 16 марта после интенсивного артиллерийского обстрела крепости части Красной армии пошли на штурм Кронштадта. По данным советских источников, при штурме было убито 1 тысяча мятежников. Группа русских солдат и офицеров численностью около восьми тысяч человек, а также пара тысяч гражданских лиц, опасаясь большевистских репрессий, перешли по льду в Териоки. Беженцам помогали кто чем мог, старались устроить хоть на какую-нибудь работу. Храм по-прежнему оставался центром русской жизни в Териоках и прилегающих селениях.

В 1924 году храм пережил ураган и наводнение, нанёсшие большой урон.
В 1925 году в отремонтированной незадолго до этого церкви вспыхнул пожар (загорелись дрова), который продолжался с 3 часов дня до 6 часов утра. Своды храма выдержали огонь, но была повреждена покраска, сгорела половина алтаря. Отец Григорий Светловский руководил ремонтом храма до и после пожара.

По распоряжению выборгского губернатора, 7 декабря 1925 года протоиерей Григорий Светловский был выселен из Териок в Выборг за пасхальное богослужение 1925 года по старому стилю, как «монархист» и «вдохновитель демонстративного соблюдения старого стиля». Проводы его были весьма и весьма трогательны, на глазах у всех присутствующих были слёзы. Отец Григорий, прощаясь с прихожанами, говорил про корабль, который не смогли повести по правильному пути, и теперь он попал в «бурю».

Прот. Михаил Орфинский

После отъезда отца Григория должность настоятеля занял священник Михаил Орфинский, уроженец Петрозаводска, герой Первой мировой войны, награждённый за храбрость золотым наперсным крестом на георгиевской ленте. Служил он, в отличие от отца Григория, быстро, по-военному. Отец же Григорий любил служить проникновенно, немножко растягивая, а отец Михаил «катил на почтовых». К тому же он был прост в обращении, и поэтому сначала пришёлся не по нраву териокским прихожанам. «Слишком прост», — такую оценку давали ему люди, привыкшие к «городскому» обращению.

 

В 1939 году после начала Советско-финской войны храм был закрыт. В результате советских артобстрелов была разрушена колокольня. Прихожане Казанской церкви на руках перенесли самые ценные святыни вглубь Финляндии, в Ярвенпяа. Оставшееся было разграблено. Колокола, вероятно, были переданы музею Петропавловской крепости, но вернуть их не удалось.

Во время Великой Отечественной войны церковь снова пострадала от обстрелов.

С 1960-х годов православные просили передать им храм, но получали отказ.

 

В 1970-е годы в Смольном было принято решение о сносе православной церкви в  Зеленогорске. Главным архитектором Ленинграда в то время был Геннадий Никанорович Булдаков. При его непосредственном участии разрабатывались проекты детальной планировки Зеленогорска и всего Курортного района. Г. Н. Булдакову удалось отменить решение Смольного, мотивируя тем, что эта земля издревле была русской и сносить церковь, оставляя кирху, аполитично.

разруха

 

До конца 80-х годов здание использовалось для хозяйственных нужд под продовольственный склад. Тогда не было ни луковок с крестами, ни икон, а в полумраке внешне заброшенного, но всё равно великолепного здания стояли коробки, ящики, бочки со всякой снедью.

 

К Олимпиаде 1980 года было решено произвести косметический ремонт здания, так как рядом проходила дорога из Финляндии в Ленинград. Реставрация, закончившаяся в 1990 году, проводилась под руководством архитектора К. А. Кочергина. Была восстановлена колокольня и побелён фасад. Склад был перенесён в другое место. Планировалось использовать здание для культурных целей, а именно создать в нём Музей истории Карельского перешейка.

 

30 августа 1988 года была официально зарегистрирована православная община Зеленогорска, которая ходатайствовала о передаче ей Казанской церкви. Власти не предоставляли помещение, предлагая строительство нового храма. Прошение о возвращении церкви поддержали кандидаты в народные депутаты СССР А. А. Собчак и С. М. Подобед.

5 июня 1989 года Исполком Ленсовета положительно решил вопрос о передаче общине храма и прилегающей территории.

 

5 октября 1989 года по благословению митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (будущего Патриарха Московский и всея Руси) настоятелем храма был назначен иеромонах Викентий (Кузьмин).

 

Первое богослужение по случаю Димитриевской родительской субботы было совершено 28 октября 1989 года на ступенях храма.

4 ноября 1989 года, в день Казанской иконы Божией Матери прихожане встретили храмовую Казанскую икону, доставленную из Александро-Невской лавры. Состоялось богослужение и крестный ход. Служба шла под открытым небом, отец Викентий обращался к собравшимся со ступеней храма.

Первая литургия в восстанавливаемом храме прошла в праздник Архангела Михаила  21 ноября 1989 года в правом Сергиевском приделе храма.
Основные отделочные работы внутри храма были завершены к 15 апреля 1990 года, и праздничная пасхальная литургия была совершена перед главным престолом.

12 августа 1990 года состоялось торжественное освящение церкви Патриархом Московским и всея Руси Алексием II.



Левый (северный) придел в честь Святителя Николая Чудотворца освятил 15 мая 1994 года митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев).
Правый (южный) придел в честь преподобного Сергия Радонежского освятил 26 февраля 1995 года епископ Тихвинский Симон (Гетя).

Иконы в иконостасах были написаны талантливым петербургским художником Виктором Бобровым.

К столетию храма по первоначальному проекту архитектора В. Ф. Иванова был восстановлен многоярусный иконостас из полированного белого мрамора. Ряды колонн, украшавшие иконостас, были выполнены из малахита, лазурита и родонита.

Зеленогорская

Зеленогорская

Одна из главных святынь храма – это Казанский образ Божией Матери. Икона попала в храм в 1991 году и нуждалась в большой реставрации. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II она была реставрирована в мастерских Святейшего реставратором Маргаритой Жарко.

К этому образу возносят свои молитвы не только жители Зеленогорска, но и паломники со всего северо-запада России.

 

——————————————————————————————————-

Речь, сказанная протоиереем Петром Поташевым при встречe Его Высокопреосвященства Apxиeпиcкoпa Финляндского Сергия 5 июля 1915 года пред освящением нового каменного храма в селении Териоки

Благословен грядый во имя Господне! Грядешь сюда, Высокопреосвященнейший Владыко, поистине во славу Божию грядешь, чтобы по данной Тебе от апостольства власти освятить Божьею благодатью этот Дом, созданный Господу, чтобы из рода в род славилось в Нем имя Божие, чтобы поколение за поколением здесь получали свет духовный, чтобы сюда несли и скорби и радости свои вси раби Господни. Великий день настал для нас, день великой радости; с чем сравнить нам этот день?

Жена, говорит Господь Христос, когда родит отроча, радуется и не помнит скорби за радостью, потому что родился человек в мир. Такова и наша радость ныне — радость нас, приставленных к делу строения храма, радость жертвователей и всех прихожан: много храмов на Руси, величественных, богато украшенных; в их семью вступает отныне и наш храм, небольшой, в соразмерность с потребностью, созданный также с любовью; скромен наряд нашего храма, но весь он убран, украшен, как невеста к венцу. Мы радуемся, Владыко, и знаем, что не чужда эта радость наша Твоему отеческому сердцу.

Но вот мысль наша сразу же возвращается назад от этого дня: а что было, как дожили мы до этой радости, заслужили ее? Да вот то же самое слово Христово: «жена егда рождает отроча, скорбь имать»; муки, болезни переживает она во время самого рождения, но великая осторожность нужна ей далеко раньше, чтобы дожить благополучно до радости рождения. Так бывает с рождением человека, так происходит и с созданием всякого большого дела. И о себе скажем: да, мы болели душою, и довольно долго болели, пока наконец решились перейти к делу, приступили к созиданию. А в болезнях бывает и малодушие, бывает, что к святому примешивается низменное, к правде — пристрастное, к разумному — неразумное, к Божьему — человеческое. И забывают иногда люди слово Христово: «кто любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин». Но вот Ты, Владыко, во время этих наших бывших пререканий не употребил силы Твоей, но, по опыту мудрому, дал нам в руководители время, чтобы переболели мы сами, выносили болезнь в себе и победили ее. И, действительно, чем дальше шло это время, тем яснее в глазах всех нас становилась правда дела, пристрастие охлаждалось и отпадало, любовь не к человеку, а к Богу, к Его Святому Дому возрастала и победила все человеческое: один за другим пришли к этому Дому Божию столпы прихода, вверенного мне, пришли на помощь и с любовию принесли свои жертвы. И пусть никто не опечалится бывшим; да и воспомянул я здесь это бывшее не затем, чтобы хоть кого-либо обидеть, а только ради того, чтобы сказать Тебе, Владыко: забуди и Ты, Милостивейший Архипастырь, это наше малодушие и воззри на нас взором Пророка и Царя Давида; а он, великий певец и глубокий сердцеведец, так умолял Господа: «грехов юности моея и неведения моего не помяни»; помолись и Ты Господу Христу, да простит Он, человеколюбивый, всем нам наше неведение, наши бывшие нестроения, да умирит всех и соединит Святей Своей Церкви.

Когда кто-нибудь отправляется в страны, дорогие сердцу его, он заботится, чтобы привезти оттуда хотя что-нибудь на память и себе, и своим сродникам и знаемым; привозят памятки из Святой земли, из древних обителей. Есть обычай, по коему невеста в радостный день своего брака часть своих украшений и цветов дарит на память своим подругам. И наш Дом-церковь уготован к своему великому венчанию Господу Христу, украшен, как невеста Христова. И нам, созидателям этого храма и прихожанам его, хотелось бы в этот день радости оставить Тебе, Высокопреосвященнейший Владыко, свою памятку, от своих цветов. И вот просим Тебя, Милостивый Архипастырь и Отец: близко в сердце носил Ты все наши печали; прими же от нас эту честную икону Казанскую Божией Матери, чтобы носить ее на своей груди. Ведь кто знает: и Твой корабль еще не у тихой пристани, и куда впереди пошлет Тебя Единый Пастыреначальник Господь Христос пасти стадо Его, Он один и ведает. Пусть же эта святая икона будет Тебе навсегда видимым напоминанием и о бывших Твоих заботах, и о радостном событии настоящего дня, и о нашей глубокой благодарности за всю Твою любовь к нам.

Прииди и благослови. Господь да благословит вхождение Твое отныне и до века.

Наши гости(841)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *